Как суррогатные матери Украины справляются с карантином

Feskov Human Reproductive Group разбирается, как обстоят дела в отрасли, во многом зависящей от международных переездов, а так же, как справляются с кризисом суррогатные матери.

Пандемия коронавируса — проблемы будущих родителей и суррогатных матерей

Как известно, Украина 12 марта 2020 года ввела карантин и выдала запрет на посещение страны иностранными гражданами до 22 июня. 30 апреля выяснилось, что 46 суррогатных младенцев находились в одной из киевских гостиниц. Так как их родители-иностранцы не смогли за ними приехать.

При этом, Украина — одно из немногих государств, где суррогатное материнство разрешено на законодательном уровне и регламентировано.

Уполномоченные по правам человека Людмила Денисова и Николай Кулеба, заявили, что суррогатное материнство должно быть санкционировано только для граждан страны. Сравнили коммерческий вид услуги с рабством, так как он подразумевает эксплуатацию украинских суррогатных матерей. А также, приравняли его к торговле детьми. Однако, вскоре после посещения Денисовой отеля с малышами, чиновник помогла родителям решить вопрос. И в начале июня 2020 года 79 иностранных родителей прибыли в страну за своими детьми, невзирая на коронавирусные ограничения. Это один из случаев, закончившихся благополучно. Но что с остальными?

Суррогатное материнство предполагает создание эмбриона из генетического материала родителей или донорского, имплантации его в матку суррогатной матери, которая вынашивает плод до срока и производит на свет ребенка. В Украине предполагаемые родители платят, в среднем, в зависимости от клиники, агентства и других факторов, от 34 до 50 000 долларов за суррогатную процедуру (при необходимости, с донорством яйцеклеток). К тому же, суррогатным матерям выплачивается 300-400 долларов ежемесячно на квартиру, еду, одежду и другие необходимые расходы. А после родов — единоразово 15 000 долларов компенсации. Суррогаты заключают договор с репродуктивной клиникой или агентством, а также с будущими родителями.

Большинство украинских суррогатных матерей — это замужние или одинокие женщины с детьми. Для них — это хорошо оплачиваемая работа, и мало кто, ограничивается только одним контрактом.

Во время карантинных ограничений, не только будущие родители столкнулись с трудностями, из-за невозможности забрать малышей, но и мамочки:

  • им приходится самостоятельно ухаживать за детьми заказчиков-родителей, что очень эмоционально истощающий опыт;
  • агентства не всегда нанимают нянек;
  • даже если родители и оплачивают дополнительные расходы после родов, недобросовестные агентства или клиники не распределяют должным образом средства в пользу матерей;
  • агентства препятствуют связям с заказчиками.

Зачастую, после родов, до прибытия генетических родителей, женщины вынуждены ухаживать и проживать в одной квартире с младенцами. Иногда, агентства нанимают нянек в помощь мамочке. Или переводят малышей в родильные дома до приезда родителей, в которых можно находиться без регистрации до 28 дней. Однако, дело в том, что женщина, которая родила, должна оставаться с ребенком в Киеве. Ведь, по закону, забрать из роддома малыша может только она или генетические родители, после того, как они оформили официальное свидетельство о рождении на себя. Поэтому, чтобы окончить регистрацию, нужны родители и суррогатная мать. Которая никуда не сможет деться до оформления документов.

Почему возникают сложности?

Кризис COVID-19 показал, что, несмотря на то, что в Украине есть законы, регулирующие сферу репродуктивных технологий, некоторые моменты имеют белые пятна.

Одной из причин возникающих проблем, является отсутствие слаженных координационных действий между репродуктивной медициной и властями. На сегодняшний день, в стране насчитывается около 59 клиник по лечению бесплодия. И ни одна из них не делится статистическими данными с государством. Примерно 38 учреждений держат отчет перед Украинской Ассоциацией репродуктивной медицины, которая не есть государственный орган, а профильная организация. Национального реестра суррогатных программ и донорства яйцеклеток также не существует. Поэтому невозможно узнать количество рождений суррогатных детей.

Плюс, во время карантина не было никаких инструкций от государственных органов, специалисты по фертильности также не выработали общий план действий. Каждая клиника решала этот вопрос в индивидуальном порядке. Полностью прекратили свою деятельность только 3 медицинских центра. Остальные довели имеющиеся программы и не брали новые. Другие, как и Feskov Human Reproductive Group, работали с определенной мощностью. Те, иностранные пары, которые смогли приехать за детьми, зачастую обязаны связям клиники и ее способностям уладить вопрос в посольствах и Министерстве иностранных дел.

Хотя, как показывает практика, на самом деле, препятствий к приезду оказалось не так уж много, как казалось. Родители часто прилетали чартерными рейсами или приезжали на авто через границы с соседними странами (Беларусь), открытыми для частного транспорта. А израильские пары вообще регистрировали своего малыша в посольстве за один день и улетали на родину. Так как еженедельные рейсы в Израиль имели место, несмотря на карантин.

Хотя клиники ЭКО имеют все необходимые лицензии и четко указывают свои обязанности в уставах, на деле они несут ответственность только за медицинскую часть суррогатного материнства (это не относится к Feskov Human Reproductive Group). А организационные потребности покрывают агентства. Которые, зачастую, даже не зарегистрированы и не могут быть привлечены к ответственности.

Необходимы новые правила регулирования отрасли

Специалисты по фертильности Украины понимают, что сфера строго не регулируется и государство в нее не вмешивается. С одной стороны — это положительный момент, так как клиника имеет право принимать самостоятельные решения по поводу медицинских аспектов, международных протоколов лечения и т.д. А с другой — более строгое регулирование и контроль поможет отсеять безответственных игроков, предпочитающих качеству и безопасности, прибыль и количество. А также прояснить правила игры.

Однако, неясно, какой государственный орган сможет вмешаться. Так как, не разбирающиеся в специфике отрасли, чиновники могут привести к нежелательным ограничениям и запретам. О чем и свидетельствует инцидент в начале карантина. Какие драматические последствия для нацеленной на заграницу украинской суррогатной индустрии, может вызвать закрытие границ и препятствия в перемещениях! Как оказалось, многие подобные вопросы были решены посредством неформальных связей. А неорганизованность игроков отрасли и их неспособность дать четкие рекомендации, учитывая интересы всех сторон — главная причина отсутствия помощи государства.

Тем не менее пандемия натолкнула на переосмысление некоторых аспектов. Например, если для суррогатного зачатия генетические родители иногда не нужны (транспортировка эмбрионов или генетического материала), то для регистрации младенца — обязательны. Есть предложения, что процедуру оформления документов можно упростить и сделать все без присутствия пары, при условии наличия доверенности.

Также, украинки — суррогатные матери стали объединяться в организации. Главная их задача — научить женщин анализировать предложения агентств и клиник, внимательно читать подписываемые контракты, обучаться юридической подкованности в данном вопросе. Благодаря грамотным действиям мамочек, недобросовестные посредники исчезнут из-за отсутствия клиентов. Однако, украинки против строгого вмешательства в дела суррогатных матерей. Так как опасаются необоснованных запретов или требования уплаты налогов.

В основном, общественные дебаты поднимают тему запрета суррогатного материнства для иностранных граждан. А также большей прозрачности, регламентации прав и защиты всех участников процесса. В Feskov Human Reproductive Group и мамочки, и родители, и дети надежно защищены. Однако, есть мнение, что повышенное внимание к проблеме, таки приведет к принятию более четких законов о ВРТ.


Теги:

суррогатная мать Украина COVID



Рекомендуем:
НАПИСАТЬ НАМ
НАПИСАТЬ НАМ
Подписаться на наши новости
Мы свяжемся